a
ГлавнаяФутболДельтаДВАДЦАТЬ ЛЕТ НА ПЕСКЕ… РАССКАЗ О ТОМ, КАК САРАТОВ НАВСЕГДА ВОШЕЛ В ИСТОРИЮ ПЛЯЖНОГО ФУТБОЛА

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НА ПЕСКЕ… РАССКАЗ О ТОМ, КАК САРАТОВ НАВСЕГДА ВОШЕЛ В ИСТОРИЮ ПЛЯЖНОГО ФУТБОЛА

Для пляжного футбола в России нынешний год особенный — двадцать лет назад в Затоне, по сути, была сотворена история — проведен первый в стране турнир по актуальным на тот момент в мире правилам бичсоккера, с участием более 30 команд! Это интервью с одним из родоначальников данного вида спорта в стране — Андреем Руфановым мы сделали еще в начале весны, однако, по просьбе главного героя данного разговора, опубликовано гораздо позже…

— Будем надеяться, что «Дельта» в этом году всех удивит. А то что мы все о делах двадцатилетней давности – кому они сегодня интересны?

ФК «Дельта» в 2018 реально приблизился к максимуму своего потенциала, завершив чемпионат России на втором месте и проиграв в спорном с судейской точки зрения четвертьфинале Кубка России. И вот теперь в октябре, в межсезонье, мы решили вернуться к тем вопросам к одному из праотцов отечественной пляжки — бессменному президенту Поволжской Лиги пляжного футбола, вице-президенту ФК «Дельта» — Андрею Николаевичу Руфанову. Мы все-таки решили вспомнить главные события того далекого времени, позволившие Саратову занять свое место в истории отечественного футбола.


Часть 1. 1999 год, саратовский солярий Затон. «Мы имеем дело с историей футбола нашей страны»

— Опять же, если о всяких регалиях, то с этого года Поволжской лиги не стало. Просуществовала она десять лет (с 2008-го по 2017 год), провели мы в рамках нее большое количество соревнований и десять финалов в Саратове, Самаре, Ульяновске и даже Дзержинске. С этого года порядок отбора на Кубок России изменился, а значит, и не было никакой надобности тратить силы и скромные бюджеты немногих, претендующих на конечный результат, команд «Дельты» и самарских «Крыльев». Так что обошлись без Лиги.

А если о российской истории с массовым пляжным футболом, то началась она именно в Саратове в 1999-м году. Да, я один из участников процесса — это приятно. Тем июньским городским турниром в Затоне из 32-х команд мы с Эмилем Джабаровым провели соревнование, которое давно превратилась в серьезный спорт.

— Откуда пришла идея – провести турнир по ни кому тогда не понятному пляжному футболу?

— Не могу сказать, что о пляжке в конце девяностых никто ничего не знал. Сборная России уже собиралась из ветеранов и сошедших по возрасту звезд от большого, и даже ездила на чемпионат мира в Бразилию. Матчи отдельные мы находили в Интернете. Более того, я в детстве, в 70-е, видел, как футболисты, среди которых был Владимир Кастерин, играют в футбол на городском пляже. Чаще два на два, три на три без вратаря. Кстати, покойный Владимир Александрович возглавил судейский корпус первого турнира, а потом много помогал в становлении пляжки в Саратове.

— А чья все же была инициатива?

— Эмиль, скорее всего, пришел ко мне с предложением. Или я ему подсказал найти правила. Да и какая разница? Идея, как в таких случаях говорят, носилась в воздухе. Молоденький Эмиль Джабаров в то время был управляющим двух спортивных магазинов, а я одним из соучредителей. В 1997-м или в 98-м году мы с Велиевичем провели на Театральной площади турниры под брендом Adidas по уличному баскетболу. Такая идея по рекламной акции через массовый спорт шла из Москвы от головной компании. Ничего против баскетбола не имею – в юношестве сам тренировался и играл, но к футболу к тому времени мы с Эмилем были естественно ближе – продолжали играть на областном уровне в миньку и каждый на своем — в большой. Да и футбол распространен в провинции на порядок сильнее. Вот родилась вдруг идея, отталкиваясь от другого магазина и бренда Nike провести турнир на песке. Решили попробовать, нашли правила, перевели, опять же Кастерин подобрать и обучить судей согласился. Им вообще приходилось работать с листа — просто прочитав правила, которые существовали в пляжном футболе на тот момент.

Напомню, кстати, что, начиная со следующего с 2000-го, в соседней Самаре тоже стали проходить футбольные пляжные «Золотые пески». Но те соревнования точно (был несколько раз с командами) не были формализованы по всем правилам: ворота были меньше стандартных, площадки тоже. Команды играли два тайма по десять минут по 5-6 матчей в день. У нас такого, начиная с первого чемпионата, не было – планку мы сразу взяли хорошую.

— Долго проходил первый турнир?

— Около недели. Игры шли на одном поле на протяжении всего дня. Люди находили время, приезжали с работы, чтобы сыграть. В итоге все получилось, как на больших чемпионатах – 32 команды прошли по сетке. В конце плей-офф и команда Nike, в которой мы с Эмилем тогда играли вместе, в серьезной борьбе все-таки стала победителем.

Сейчас в Затоне, примерно на том же месте, стоят ворота. Только они не из первого турнира – те были деревянные, а сейчас стоят те, которые мы установили во время проведения второго или третьего областного чемпионата. Но можно сказать, что они – одни из первых пляжных ворот в стране (смеется).

— А поле на том же месте?

— Примерно на том же. Случалось так, что после грозы в Затоне через ту площадку прорывались потоки воды, и требовался дополнительный день или пол-дня, чтобы привести площадку в порядок. Само поле было немного неровное, с наклоном в сторону Волги, но это особо никого не заботило. С самого первого турнира — это были настоящие бои местного значения — все играли до конца, претендентов на титул было с десяток.

— Откуда появился такой всплеск интереса к новой игре и, удивительно, взялось столько команд? Сегодня с нуля собрать 32 команды на турнире по какому-либо виду спорта – задача почти нереальная, разве что киберспорт может это сделать.

— Я скажу, что тогда, в 99-м, мы еще больше двадцати команд, чтобы соревнование не затянуть, не допустили играть под разными предлогами. Откуда? Надо вспомнить какое это было время. Даже не в спорте дело, а общеисторическом плане — заканчивались 90-е, несмотря на «черный вторник» 98-го у нас было много оптимизма, страна потихоньку «вставала на лыжи»… Это было время финансового и эмоционального всплеска. Второй фактор активности – футболисты – люди чаще всего контактные, общающиеся между собой. В любом городе, можно сказать, есть целый клан людей, которые занимаются футболом. И мы очень удачно распространили информацию о турнире через свои магазины, друзей и футбольные секции. И пошло и поехало – каждый день приносил несколько заявок.

Одним из фильтров должен был стать минимальный сбор денег за работу судей и на призы, но этот фильтр плохо работал и в конце короткого заявочного пути мы были вынуждены придумывать всякие отговорки, чтобы «не похоронить» (смеется) соревнование среди более 50-ти команд. Мы понятно, что в принципе рисковали получить отрицательный резонанс от организации и судейства, но, помню, все прошло хорошо – конфликтов не было, все остались довольны. И выиграла наша команда только потому, что у нас была очень хороший и дружный коллектив!

— Команда называлась «Найк»?

— Точно. Та первая команда называлась, как известный американский бренд, который на тот момент в России представляла югославская компания Delta Sport. Мы уже тогда знали, что правила современного пляжного футбола сформировали в начале девяностых американцы, а с югославами мы просто сотрудничали и дружили. На следующий год они приехали к нам на турнир на огромном, особенно по тем временам, «Хаммере» и привезли с собой различные призы.

— И вам стало помогать министерство спорта?

— Со второго турнира. Надо сказать, что покойный Султан Ахмеров был неординарным министром, а я пользовался своим неслужебным положением, то есть дружескими связями с ним (смеется). Я ему рассказал о первом турнире, и он пообещал поддержку на второй год. Эта поддержка была в основном по проведению церемоний открытия и закрытия. На третий год в день открытия, например, были задействованы парашютисты, которые приводнялись прямо в Затоне. Участвовали, помню, художественные гимнастки, а наши магазины Nike и Adidas устраивали демонстрацию новой спортивной коллекции. Мы тоже подстраивались под Министерство, подгадывали соревнования по их просьбе под Дни физкультурника.

На третий турнир Султан к нам привез руководителя комитета неолимпийских видов спорта страны. Мы ничего особенного для таких гостей не организовали, но было взаимно приятно. А еще к нам привозили детей из интернатов, чтобы показать им пляжный футбол. Но и без приглашенных, на закрытиях и открытиях яблоку негде было упасть. Для любого спорта очень важны зрители. И может потому, что первый наш турнир прошел с ними и на ура, то последующие были поддержаны на местном уровне.

Как я уже говорил, к нам приезжали ребята из Delta Sport на разукрашенном «Хаммере», который тогда для Саратова был яркой диковинкой. Тогда Delta поддерживала сборную России по большому футболу и поэтому во время телетрансляций этот же «Хаммер» постоянно мелькал в кадре.

— Название нынешнего клуба…

— Не от этого. Так просто сложилось. Через несколько лет мы те магазины закрыли, а в команду пришли новые люди, и абсолютно случайно произошло это совпадение с «Дельтой».

— А дальше?

— Дальнейшая история клуба и отдельных ее представителей отчасти всем известна, но главное – она продолжается!

Эмиль в начале нулевых приглашался как игрок на сборы в сборную России. Потом произошла и продолжается его всем известная тренерская карьера. Алексей Богатов – тогда самый молодой игрок, как положено дольше всех играл в команде и закончил игру с капитанской повязкой. Он ушел из «Дельты», когда ему было уже за 30, а на момент первого турнира ему было всего лет 17-18. Я отыграл еще один сезон, поскольку тогда мне уже было 37. Было очень интересно. Во время матчей, а особенно на финале, мы видели вокруг поля сотни людей.

Я также подсчитал, что более 1500 игроков прошло за все годы через саратовскую пляжку. Многие из них состоялись в разных направлениях жизнедеятельности и встречаются порой в серьезных кабинетах города и области.

Но в начале пути мы даже предположить такого не могли! Чтобы люди стояли слоями вокруг поля, а кто-то прямо с дороги через ограждение смотрел. Самым неприятным было то, что мячики иногда улетали за пределы площадки и попадали под колеса и в голову отдыхающим (смеется). Но во время финальных матчей мячу и улетать было некуда, настолько плотно люди стояли вокруг поля. И мне очень жаль – ну, мы не могли предположить, что откроем такую историю – что не осталось никаких основополагающих документов с того турнира, протоколов матчей… Хотя остались фотографии.

— Протоколов не осталось, а тот задор?

— Тот задор порой пробивается до сих пор. Вот мы с вами говорим, а ко мне как будто бы вернулись эмоции из тех времен. И как будто это было вчера, но историю, как говорят, не перепишешь. Да и не надо! За двадцать лет с нами прошло несколько поколений пляжных футболистов. И были, конечно, совсем разные периоды. В какой-то момент областной турнир сжимался до совсем смешного — в несколько команд. Но вопреки всему, мы смогли его сохранить и ни разу не пропускали. Поэтому в этом году прошел двадцатый, юбилейный. За это время мы поменяли несколько площадок – Затон, энгельсский пляж, у «Юности» в Детском парке.

До позапрошлого года у нас же своего стадиона не было. А сейчас стадион есть и в очень даже хорошем месте с видом на Волгу, на мост – мы с десяток лет за него бились. И команда есть. И ее нынешний президент Сергей Кормилицын, подхвативший все наши начальные потуги.

— Как вы можете в общих и самых близких для вас чертах описать пляжный футбол 99-го года в Саратове?

— Он был эмоциональным, дружественным и интересным. Он был, безусловно, спортивным, но спортивная составляющая тогда была, возможно, не главной. Все эмоции шли от того, что мы, вдохновители и организаторы, познавали, как играть в пляжный футбол, одновременно находясь в возрасте игроков. И мы очень быстро пришли к пониманию, какой это интересный вид спорта. Конечно, в игре не хватало характерных элементов пляжного футбола – ударов через себя, элементарного подъема мяча с песка, но мы же с листа все делали. У нас и мячи-то были из большого футбола — специальные появились через пару-тройку лет.

Намного важнее было то, что мы сплотились вокруг этой игры. И, я уверен, если бы не было той сплоченности, то не было бы и двадцатилетней протяженности существования пляжного футбола в Саратове. Если бы не было того эмоционального заряда, то пляжка возможно бы осталась в городе только в рамках одного, пусть и вполне достойного турнира. Тогда наши эмоции были настолько сильны, что даже обсуждений, будет или не будет второй турнир в следующем году, уже не было. Скажу больше — та дружественная атмосфера меня подпитывает до сих пор. Те люди, которые стояли у истоков пляжного футбола в Саратове, может, и не так часто встречаются в повседневной жизни, но всегда остаются в поле моих эмоциональных переживаний. Это наша история и наша молодость.

И последнее. Пляжный футбол, как известно, не остался в рамках нашего города и, значит, получилась совсем не местечковая история. Получается, что мы имеем дело с историей спорта, футбола нашей страны. Пляжный футбол – единственный вид спорта, который, как большой турнир, родился в Саратове. И город этим можем и даже обязан (улыбается) гордиться! Все дальнейшие успехи наших саратовских пляжников – «Дельты» и отдельных игроков, таких как Леонид Городнов, который несколько лет играл в сборной России, или Дмитрий Шишин – двукратный чемпион мира и единственный заслуженный мастер спорта в саратовском футболе – предмет отдельного разговора. Просто надо помнить, что всего этого могло и не быть.


Часть 2. С 2000 года по сегодняшний день.

— История саратовского пляжного футбола первым турниром, как известно, не закончилась?

— Конечно. ФК «Дельта» три раза был в призерах чемпионата страны (дважды были вторыми – в 2008-м и 2018-м), а так же играл в финале кубка России.

— А с чего началась новая команда?

— Новой ее назвать было трудно – в «Дельту» преемственно перешли все ребята из «Найк». Тогда  в 2003 году на фоне глобализации рынка фирменные спортивные магазины пришлось закрыть, а Эмиль Джабаров начал активно искать новых спонсоров для нашей команды. Собственно тогда к пляжной игре присоединился Сергей Кормилицын, а в кругу заинтересованных лиц появились Сергей Романов, а чуть позже Валерий Чернов.

— Помните, кто и как придумал название новой команды?

— Нет. Я не был участником того процесса, а подключился к команде только через два года, в 2005-м. Даже помню, как это было. Команда вернулась с первого чемпионата России, где с ходу в Анапе «Дельта» заняла третье место – большой успех! Меня пригласили на празднование, где мы и познакомился с новым руководством, в частности с Сергеем Кормилицыным. И только в следующем сезоне я вернулся к полноправному участию в делах команды.

— Последующие годы и стали лучшими на сегодняшний день для «Дельты»?

— 2006-й еще нет. Тогда в чемпионате «Дельта» оступилась 2:3 в четвертьфинале с крепкой московской команде «Сити МФТИ». В 2007-м мы были уже четвертые, а вот в 2008-м в финале на равных боролись с тогдашнем законодателем мод – московским «Строгино». Обидно, что проиграли в финале 3:4, но при этом стали впервые вторые в стране.

Кстати, успех тогда пришел не только к одной саратовской команды. Третьими место заняли ребята из «Бизнес-Право», а среди шестнадцати команд в финальной пульке играли сразу четыре саратовских коллектива! К тому времени на базе массовых областных чемпионатов и первичного энтузиазма выросли приличные команды с хорошими игроками.

— Но дальше был спад?

— Не сразу. За счет энтузиазма и большого выбора среди местных игроков в 2009-м «Дельта» еще пробилась в финал Кубка России, где в драматичной борьбе проиграла тому же московскому «Строгино» 5:6. Команда билась, как могла, и на чемпионатах 2009-го и 2010-го. Если не ошибаюсь, то два года «Дельта» становилась четвертой в стране. Если сравнивать с бюджетами тогдашних грандов, то мы были близки к максимально возможным результатам. При этом нам удалось с самарскими друзьями запустить Поволжскую Лигу, которая в те годы проходила в два-три этапа. Появилась хорошая  возможность через игры готовиться к основным турнирам.

Но финансовый кризис явно приближался. К сожалению, тогда, мы не смогли пробиться и докричаться до тех, кто распределяет областной спортивный бюджет, а личных средств для финансирования клуба, на фоне выбывающих соучредителей, на весь сезон стало явно не хватать.

Спаду сопутствовала и необходимость перенести все игры на энгельсский пляж, так как в Затоне играть было уже неприлично. А это дополнительная дорога по мосту через Волгу. По этой и другим причинам шло медленное сокращение заинтересованных футболистов и команд. Вот такая сложная была обстановка.

— Тут и появилась идея увезти команду из области? Расскажите про волгоградский период – ваш и «Дельты».

— Зимой 2010-11-го нам с Сергеем Кормилицыным стало понятно, что единственная в стране команда, сыгравшая во всех чемпионатах и кубка России, нуждается в перезагрузке. Чтобы костяк «Дельты» не расхватали за так столичные гранды, мы начали искать новых партнеров везде – в области и за ее пределами.  Из того, что я с ходу помню — были попытки залезть в Казань под большой «Рубин» или договориться с московскими брендодержателями «Спартака», и даже письма Nike и Delta Sport. В итоге появился проект – «Ротор» с прямой постановкой задачи от тогдашнего губернатора соседней для нас области. Контакт этот нашел Сергей, и по общей договоренности всех лучших игроков мы отправили играть и закрывать платежную ведомость вновь появившегося на пляжной карте «Ротора».

В «Дельту» же мы собрали молодежь и игроков, не проходящих в основу «Ротора». Можно сказать, что по остаточному принципу. Да, нам еще два хлопца из Ростова приглянулись, и они стали первыми условными «легионерами» команды. А мне пришлось на три-четыре года стать президентом, начальником и даже тренером новой «Дельты». Пришлось отдуваться во всех лицах (смеется). Пропустив 2011-й, «Дельта» играла по одному большому турниру в год. В 2012-м – кубок, где уступили в группе только будущему победителю «Локомотиву» 2:3. В 2013-м мы отобрались на чемпионат страны через квалификацию в Москве, выиграв тот мини-турнир из 4-х команд. В 2014-м «Дельта» опять отобралась и играла на Кубке России. Так позволяли наши возможности.

Исходя из вышесказанного, лично у меня в чистом виде волгоградского периода не было. Хотя я как ребенок радовался со всем коллективом «Ротора», который на третий год существования в 2014-м выиграл все – и Кубок и чемпионат страны!

— В это же время в Саратовской области появился новый министр спорта?

— Все правильно. Бриленок Нелли Булатовна была не только из той команды Султана Ахмерова, который приветствовал первые турниры по пляжке, но и моей знакомой со школьных времен. Поэтому я сразу попросил аудиенцию и рассказал все сложности и достижения на нашем непростом пути. Рассказал то, что описывал несколько лет, в десятках моих интервью и статей, которые были активно обращены к власти.

Так что, когда новый губернатор позвал Булатовну «на ковер» — вышла очередная статья (правда не моя) о том, куда уехали саратовские футболисты – она была готова отвечать детально и по существу. И надо сказать, что «Дельта» тогда, в 2013-м году, первый раз получила небольшую финансовую поддержку.

— А «Ротор» все выиграв, прекратил свое существование. Почему?

— И этот вопрос не ко мне. Но ответ в той же области, и на поверхности. В Волгограде поменялся губернатор, и сразу отрубили финансирование по пляжке. Надо сказать, что прививка в соседнем областном городе удалась не до конца – с одной стороны в нем под воздействием и энергией Кормилицына, стали проводить городские соревнования, и на трибуны этапов и финального раунда места нужно было занимать заранее, новых достойных местных игроков для пляжки вырастить не успели. Все-таки футболист в пляжном футболе получается теперь при прочих подходящих параметрах (физические данные, функциональная подготовка и личная заинтересованность спортсмена) года через три-четыре.

— А раньше как было?

— В самом начале пути – умеешь играть в футбол, встал на песок – и вперед. К началу общероссийских соревнований года два, наверное, требовалось. Сейчас вот до пяти лет, но думаю скоро только из детских групп, прошедших полное спортивное становление на песке в команды отбирать будут. Как это уже достаточно давно происходит в Питере. Поэтому питерцы сейчас играют практически во всех командах российского чемпионата.

— К вопросам о принципах планирования пляжных футболистов мы еще вернемся, а если можно, давайте закончим историческую часть. Итак, проект «Ротор» прекратил свое существование, а состав команды вернулся в Саратов.

— А команда, если быть честными, никуда и не уезжала. Все ребята работали (помимо футбола) и учились, здесь в Саратове. Зимой традиционно тренировались на песке клуба World Class. Оба состава тренировались по единым стандартам и чаще всего в одно время. Большой плюс, что общая длина состава «Ротора» и «Дельты» позволяла проводить контрольные игры без перемещения из города. А когда бюджет на пляжный футбол в Волгограде испарился, мы приступили к построению единой команды, стали продолжать добиваться внимания у области. И получили поддержку у нового министра спорта и губернатора.

— Но вы недолго оставались президентом «Дельты» — почему?

— Остался, примерно, на год. Мои амбиции в пляжке достаточно умеренны (смеется) – я болеть люблю, переживать за команду. К тому же с 2008-го года под нажимом саратовцев и самарцев, пришлось тащить воз Поволжской лиги – я ездил по два раза в год на встречи в Приволжский округ в Нижний Новгород, выискивал новые площадки для проведения региональных турниров, проводил их.

А в «Дельте», после чемпионата России 2015-го (опять 4-е место, опять 6:7 горим «Строгино»), я сам предложил Сергею Кормилицыну вернуться на «расстрельный» (смеется) пост – это его (!), и мы вновь поменялись местами. Результаты команды известны. В 2016-м «Дельта» была 7-й в регулярном первенстве (из восьми команд), в 2017-м уже 5-й (из девяти команд), в этом году – вторые в чемпионате и четвертьфинал кубка со странным судейством в первом тайме. Все равно –  идем по нарастающей!


Часть 3. Мяч круглый, или Что дальше?

— Андрей Николаевич, у вас есть в пляжном футболе нереализованные планы?

— Если одним слово, то их много.

— Можете их перечислить?

— Почему нет? По-крупному их несколько.

«Дельта» за двадцать лет не выиграла ни одного национального титула. Огромное количество побед на местном уровне — только в Поволжской лиге были победителями пять раз, вторые и третьи места, два титула наших в «Роторе» не заменяют полноценного успеха родной команды в национальных соревнованиях. Это раз.

Хотелось показать саратовским зрителям игры национальной команды. Этап кубка Европы, для начала, например. И при правильной его организации, претендовать на участие в заявке какого-то большого соревнования. Чемпионата мира. Почему нет? Новый городской пляж на набережной нужно бы допроектировать с наличием достаточно большого стационарного стадиона. Это два.

Много разговор велось по возведению зимнего пляжного комплекса у Дворца спорта на улице Чернышевского. Место есть, проект, как я знаю – тоже. Осталось дело за малым – финансировать и построить. И тогда пляжный сезон у нас с трех месяцев увеличится до круглогодичного. И мы начнем готовить смену существующим футболистам заранее из детишек – родители в последние годы обрывают наши телефоны.

— А можете перечислить, чего вы уже добились?

— Не я – команда. А в последние пятнадцать лет, заточенный на хороший результат, ее президент. Скажу большее, если бы в Саратове не было Кормилицына, а в Самаре Евгения Храмова, то в Поволжье не было бы пляжного футбола. Или почти не было. Наш спорт до сих пор держится на отдельных личностях. Их мало, но, слава Богу, они есть. И они штучные (смеется): два  в Поволжье, парочка в Калининграде, один-другой в Новосибирске, один – в Королеве. Остальные в Москве и Питере.

Российский пляжный комитет, уверен, должен строить работу, отталкиваясь от их наличия. И помогать тем, кто глубоко в теме — встречаться с местными чиновниками, атаковать их своими идеями и предложениями по существу вопроса и развития спорта.

Если же по имеющемуся «сухому» остатку, то в Саратове за три последних года с появлением площадки у городского моста, выстраивается некая система постоянных турниров. Причем, что радует – за организацию этих турниров взяли на себя молодые ребята – Артем Скачков и иже с ним. И для начала, появляется количественный результат: команд становиться с каждым годом больше, проходит первенство среди вузов… И это очень хорошо — без массовости нет большого спорта.

— Но место у моста пробивалось с десяток лет?

— Точно. Даже дольше. С начала нулевых был проект солярия в Волжском районе. Проект был, пороги разных, меняющихся власть имущих, мы замучились обивать, но пока не появился свободный песок с Театральной площади после первого этапа чемпионата России в 2016-м, все стояло без движения. Даже имеющиеся изначально технические ограничения строить что-либо серьезное на месте выхода коллектора не позволяли нам продавливать простую и нужную городу идею. Получилось, как в пословице — не мытьем, так катаньем. И  сейчас мы видим облагороженный участок Волги, где на песке всем хватает места: и футболистам, и волейболистам, и просто отдыхающим, и даже рыбакам. Виват!

— Можно вам задать несколько вопросов о популяризации самой игры? Почему пляжку стали меньше показывать на национальных спортивных каналах?

— Вопрос хороший и непростой. И в целом не по адресу. Конечно, я не знаю, что там происходит на «Матче», но наша сборная по-прежнему входит в элиту мирового пляжного футбола, а чемпионат России считается самым сильным национальным первенством на планете. Научитесь его красиво показывать, и рейтинги, уверен, будут достаточны высокими. Не думаю, что ниже, чем бесконечные средне взвешенные единоборства.

Но пляжный футбол претерпевает, как мне кажется, при этом непростой период. Шоу превратилось в спорт со всеми вытекающими последствиями. Цена ошибки все выше, и принципы игры стали сводиться к минимальному риску с огромным объемом игры через вратаря. Уровней вратарей и их значимость в пляжке все сильнее растет, а картинка становится все скучнее.

Плюс с годами игра становится более компактной и резкой, что увеличивает количество контактов игроков противоборствующих команд. Это приводит к огромному количеству падений на песок, остановок, а после появления врачей с водой (смеется) и заморозкой, время на расчищение песка, выстраивания горки под мяч… Зрителю это надо?

— Есть ли из этого выход?

— Как минимум об этом нужно активно думать. Думать всем, делать предложения…

В противном случае мы загоним романтическую на начальном периоде, искрометную пляжку в зону, допустим, схожую с мини-футболом. Зальный футбол, как мы помним, тоже очень бодро стартовал, его много показывали. А ныне его смотрят в основном профессионалы – слишком скучно, слишком схематично. Вот чего бы крайне не хотелось! Можно потом не выбраться. Какие потом просить олимпийские игры?

Вот видите, наговорил я еще одну, думаю, что общую мечту всех, кто прикоснулся к пляжке. Я очень бы хотел увидеть, пусть и в конце жизни, пляжный футбол в программе летней Олимпиады. Это было бы круто и правильно! И к этому нужно всем нам стремиться.

Поделиться: