a
ГлавнаяИзбранноеИЛЬЯ ХРИПУНОВ: «МЫ «ДОЕДАЕМ» НАШ СТАДИОН»

ИЛЬЯ ХРИПУНОВ: «МЫ «ДОЕДАЕМ» НАШ СТАДИОН»

Не так давно завершился сезон в зимних видах спорта, в том числе и в конькобежном спорте. Для Саратова этот цикл стал историческим, поскольку Данила Семериков завоевал первую в истории нашего региона медаль чемпионата Европы. SPORT-SAR поговорил с  председателем федерации конькобежного спорта Саратовской области Ильей Рудольфовичем Хрипуновым и узнал у него о том, насколько сложным вышел сезон-17/18, и какова текущая ситуация в саратовских коньках.


— Как вы оцените этот насыщенный и сложный сезон?

— В целом, по результатам, сезон удачный. Но какими усилиями все это достигается… Много сил приложено и тренеров, и родителей. Все мы очень сильно переживали за Данилу Семерикова. Сезон все показал. Мы увидели, что Данила вышел на тот уровень, на котором он уже может сражаться со всеми великими конькобежцами на международном уровне. С другой стороны, конечно, Олимпиада – главная цель в жизни любого спортсмена, и по каким-то непонятным причинам Данилу мимо нее «прокатили». Но жизнь на этом не заканчивается.

— Сейчас роль родителей в подготовке спортсменов еще больше возросла, знаю, что они помогали приобрести даже заливочный комбайн…

— Родители видят, как тренеры относятся к детям, как сами дети к спорту относятся. Конечно, каждый хочет сделать все лучшее для своего ребенка. А если у кого-то есть возможность помочь коллективу, то они по-дружески помогают. Так во все времена было. Просто сейчас это выходит на первый план как одна из главных движущих сил. Раньше государство больше участвовало в подготовке спортсменов. И родители понимают, что если они для своего ребенка ничего не сделают, то, наверное, никто не сделает.

— Может, это и есть то, к чему мы движемся? К тому, что роль государства будет минимальной, а все в свои руки возьмут любители? Или мы стали заложниками ситуации неотделимости спорта высоких достижений от государства?

— Мир живет по одним законам. Да, например, КХЛ или РФПЛ создали какие-то свои законы, по которым и живут. Но, раз мы позиционируем себя, как великую спортивную державу, то нужно вкладываться в детей. Нужна массовость, без которой ничего не произойдет. А она тоже будет стоить денег. После Олимпиады в Сочи произошел всплеск интереса к спорту, да и мы научились выживать и жить в нынешних условиях. Я думаю, мы создали в Саратове ту массовость, которой еще в 90-е годы не было. Но это все вопреки, а не благодаря чему-то. С другой стороны, непонятно, насколько у нас еще хватит сил.

— Сейчас ходят такие прикрытые улыбками разговоры, что если без денег получается воспитывать талантливых спортсменов, то, может, это и есть правильный путь. Как вы к этой точки зрения относитесь?

— Это работает до поры до времени. Сейчас мы «доедаем» свой заливочный комбайн, который остался еще с советских времен, мы «доедаем» свой стадион «Спартак». А сколько он еще простоит, пока не рухнет кому-нибудь на голову? Это такие глобальные вещи, которые не потянет ни один частник. На уровне физкультуры с детьми заниматься можно, а для большего нужны условия. Мы ездим по городам, участвуя в соревнованиях, и видим, что в городах, где условия есть, и результаты спортсмены показывают немного другие. С такими регионами сложновато бороться.

— Но вы взрастили Данилу Семерикова, который уже состоялся как суперспортсмен. И ведь есть же талантливые ребята помоложе…

Данила – это вершина пирамиды саратовского конькобежного спорта, которая выстраивалась более 100 лет. Ведь у нас в истории до сих пор не было подобных результатов. У нас подрастает еще несколько перспективных спортсменов, хотя еще рано говорить об их звездности. Я считаю, что Саша Никифоров, воспитанник Михаила Владимировича Семерикова, вышел на хороший уровень, став 13-м на Первенстве России. На уровне ПФО среди юниоров 2002/03 г.р. он сейчас котируется довольно высоко, выше него из наших спортсменов была только Людмила Митрофанова, которая была 11-й на России. И ведь это без нормального льда. Все катались уже с августа, а мы из-за корявой зимы залились только в январе. Это не добавляет результатов.

— Можно ли считать выходом из этой ситуации переезд спортсменов в другие регионы?

— Нет, я не считаю это выходом. Все дети ведь разные. Хорошо, если ребенок самостоятельный и может проявить ответственность. Но много и несамостоятельных. В этом возрасте сложно самому себя дисциплинировать. Хорошо, когда дети находятся под присмотром родителей и тренеров в 14-15 лет. Ведь единицы детей самостоятельны в этом возрасте. А в чужом регионе никто особо и не нужен. В Москве и Коломне есть условия, но там мало тренеров. Здесь же тренеры работают за идею. А там человек придет, проведет тренировку, а что дети делают дальше, когда спать ложатся – ему не важно. К нему на следующий день еще дети из разных регионов придут.

— Что должно быть сделано, чтобы саратовский конькобежный спорт перешел на новую ступень?

— Нужен искусственный лед. Постоянные выезды на сборы подросткам не очень удобны. И тренеру неудобно жить вне дома постоянно. Да и в школах сейчас такие нагрузки… Как потом с родителями разговаривать? Затратно это все. Если бы у нас был хороший лед с ноября по апрель, то и результаты могли бы быть совершенно другими. Я думаю, тогда бы и массовость сразу выросла еще.

— Не раз уже слышали мы из самых высоких кабинетов, что результаты постепенно отходят на второй план, и нам сейчас нужно именно количество занимающихся.

— Тогда давайте не будем считать олимпийские медали. Скажем: «Мы не великая спортивная держава». Но никто этого не объявлял. Каждый раз происходит эта истерика: «Мы третьи-вторые, а по общему количеству медалей!..». Я думаю, что раз уж мы – великая спортивная держава, то давайте этот статус поддерживать. А ведь конькобежный спорт – самый медалеемкий на зимних играх, в нем разыгрывается 22 комплекта олимпийских наград.

— В США и других странах сейчас все больше распространяется практика, когда спортсмен собирает себе деньги на поездку на Олимпиаду с помощью краудфандинга или спонсоров. Реально ли это в наших условиях?

— Я таких путей пока не вижу. Считаю, что любое сотрудничество со спонсорами должно быть взаимовыгодным. Я общался с представителями областного частного бизнеса, и они готовы нас финансировать. Но при этом им неинтересна реклама на федеральном уровне, которую мы можем дать. Поэтому они помогают нам больше по-дружески. А спонсор должен знать, что это принесет какую-то материальную отдачу. Пока же отдача заключается только в моральном удовлетворении.

— Нет ли у вас здоровой ревности спортивного функционера к игровикам, бюджеты которых измеряются сотнями миллионов рублей?

— Нет, это не ревность. Здесь, как в шахматах, после партии анализируешь, что сделал не так. Думаешь, почему у них получается, а мы не можем это повторить. Но пока у меня нет ответа на вопрос: «Кому бы мы могли быть интересны?».

— Спонсорам ведь нужна смотрибельность. Может ли саратовский конькобежный спорт предложить зрителям что-то, что привлечет их на трибуны, а за ними и спонсоров?

— Наверное, массовое катание и коньки должны вместе ужиться, и тогда интересы людей с нашим спортом пересекутся. В других городах после тренировок конькобежцев сразу начинаются массовые катания. И люди знают, что на стадионе они смогут удовлетворить свои эмоции. А ведь коньки могут быть популярными, ведь миллионы людей смотрят «Формулу-1», где так же по кругу гоняются.

— Есть ли новые тренерские кадры из молодежи?

— На самом деле, нет. Очень грустно, что в этом году закончились коньки в Самаре, поскольку ушел из спорта последний 70-летний тренер. А ведь в каждом поколении самарские конькобежцы были в сборной, очень много мастеров спорта международного класса, просто мастеров вообще не сосчитать. На подходе в Поволжье Ульяновск. Там тоже осталась одна бабушка лет 70. Она закончит, и коньков в Ульяновске, увы, не будет. И мы еще не говорим про райцентры. В нашей области конькобежный спорт был в Балаково, в Энгельсе, но там его уже давно нет. Хотя эти города могут себе позволить залить каток и пригласить тренера. Для меня большой вопрос, как в Москве льдом застилаются огромные парки вроде ВДНХ. Значит, это не так дорого, значит, возможно это сделать. А ведь если будет лед, то люди будут семьями приходить на массовые катания, общаться. Сейчас отношение такое: как-то спорт живет, пока ничего никому на голову не рухнуло, и всех это устраивает. Поэтому мы просто приговорены заливать лед, ведь у нас дети тренируются.

— Можно ли популяризировать конькобежный спорт не через традиционные СМИ, а через Интернет и соцсети, приглашая для записи видеороликов наших известных спортсменов, как Данила Семериков?

— Но опять же нужны условия. Родители ведь приходят на «Спартак», смотрят на эти декорации для фильмов ужасов и говорят: «Нет, мой ребенок сюда ходить не будет». Никому же не объяснишь, что все тренеры с высшим педагогическим образованием, с огромным опытом работы. А условия? Пока мы упираемся в это.

Поделиться: