a
ГлавнаяИзбранноеСЕРГЕЙ ЛУКЬЯНОВ: «ОЛИМПИЙСКАЯ СКАЗКА У КАЖДОГО СВОЯ»

СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНОВ: «ОЛИМПИЙСКАЯ СКАЗКА У КАЖДОГО СВОЯ»

Зимние Олимпийские игры-2018 в Пхенчхане уже стали частью истории. Все медали разыграны, отгремела церемония закрытия. Но главное событие четырехлетия в зимних видах спорта надолго останется в воспоминаниях болельщиков по всему миру. Президент Олимпийского совета Саратовской области Сергей Лукьянов несколько дней провел в самом центре соревнований в Пхенчхане, став, возможно, единственным саратовцем (по крайней мере о других Редакции не известно), побывавшем на Играх. SPORT-SAR попросил его поделиться своими мыслями и эмоциями от этой поездки.

— Сергей Васильевич, прежде всего, чувствовалась ли атмосфера праздника на Олимпиаде в Пхенчхане? Или же обстановка была нервной и накаленной? Как относились к нашим спортсменам?

— Если говорить про болельщиков, то обстановка была отличной. У спортсменов же, думаю, все было немного по-другому. Весь тот ажиотаж, творившийся в преддверии игр, просто не мог не сказаться на их общем состоянии. Просто кому-то было немного проще с этим давлением справиться, ну а кому-то сложнее. Мне посчастливилось войти в группу поддержки наших спортсменов, в составе которой было в том числе и 20 олимпийских чемпионов и призеров прошлых лет! Это спортсмены, за выступлениями которых я в детстве смотрел по телевизору, а теперь вместе сидели на трибунах: трехкратная олимпийская чемпионка Галина Евгеньевна Горохова, штангисты Юрий Захаревич и Алексей Петров, боксер Олег Саитов, первый и, к сожалению, единственный сейчас наш олимпийский чемпион в бобслее Владимир Козлов, наши прославленные борцы, игровики, легкоатлеты…. Каждое имя — спортивная легенда! К тому же рядом был тренерский штаб лыжников во главе с Еленой Валерьевной Вяльбе. Естественно, она была погружена в гонки, но при этом во время соревнований несколько раз удалось побывать рядом с ней на трибунах, ощутить все те эмоции, творившиеся там.

По вечерам весь наш коллектив собирался вместе, общались друг с другом. Совсем рядом находился и русский дом спорта, который был открыт для всех болельщиков, в том числе и иностранных. Корейцы оказались очень симпатичными ребятами, в чем-то близкими нам по менталитету. В Пхенчхане присутствовало очень много россиян, потому что рядом, всего в двух часах на самолете, находится Владивосток, а рейсы между городами совершаются довольно часто. Приехали болельщики и из других регионов России, абсолютно разные люди: из Хабаровска, Благовещенска, с Камчатки, европейской части страны. Встречались и совершенно особенные личности. Один россиянин, например, приехал в Пхенчхан из Сеула на велосипеде! В целом, думаю, большего количества болельщиков, чем из России, на Олимпиаде, не было.

Подытоживая, не могу сказать, что американцы, канадцы и некоторые другие спортсмены, а также болельщики к нам относились радушно, но и открытого негатива не было, ядом в нас никто не плевался, потому что все равно боятся и уважают. Мне кажется, мы все же порой излишне накручиваем градус политической напряженности на Играх.

— По трансляциям сложилось впечатление, что корейцам Игры были неинтересны – на трибунах было много свободных мест, даже на хоккейном финале. Как вы считаете, почему это произошло?

— Мне трудно абсолютно точно говорить, почему так случилось. Но, наверное, сыграло свою роль то, что Пхенчхан находится далековато: от Сеула нужно ехать 5 часов на автобусе. С учетом «олимпийских» пробок, это непросто. И население страны, относительно России, меньше, а у нас на Сочи-2014 поехали очень многие. Возможно, с менталитетом тоже связано – на улицах мало людей, в основном, они сидят в своих высокотехнологичных домах. И нет ощущения того, что весь город, все вокруг посвящено Олимпийским играм. Корейцы очень прагматичны в этом вопросе, лишних денег на Игры не тратили. Но нам для ощущения праздника это не мешало.

— Что вы успели посмотреть в Пхенчхане?

— Каждый день было посещение какого-нибудь мероприятия: мужская лыжная эстафета, где наши ребята взяли «серебро», хоккейные матчи Россия – Норвегия, Канада – Чехия за «бронзу» и, конечно, финал. Посмотрели матч за третье место в керлинге, забеги на 1000 метров в шорт-треке. Шорт-трек — просто класс, кстати! Особенно крутым был последний день, 25-го февраля. Так сложилось, что неожиданно появились билеты, и у нас был «Самый лучший день»: показательные выступления в фигурном катании, хоккейный финал и закрытие.

— Отдельно хочется узнать про лыжную эстафету. В процессе гонки было ощущение, что парни возьмут медаль? Какие, в целом, впечатления от наших лыжников?

— Мы, болельщики, можем мечтать о наградах атлетов. Тренерский штаб же оценивает состояние спортсменов, их возможности. Перед Олимпиадой был прогноз всего на две медали у лыжников, а в итоге они завоевали восемь – почти половину от всех наград нашей сборной. Фантастика! У них произошел качественный скачок. Тут большая заслуга Елены Валерьевны, которая убедила их в том, что соперники – обычные люди, и их можно побеждать. И здесь они «подросли». Всегда, конечно, хочется верить в «золото», но все те медали, которые ребята завоевали – уже суперуспех. К этим результатам надо относиться, как к спортивному подвигу, потому что это он и есть – они не должны были брать столько медалей. Если бы мне кто-то перед Олимпиадой сказал, что лыжники завоюют столько наград, я бы не поверил.

— Что можете сказать про хоккейный финал?

— Финал был просто сумасшедшим! Нас ведь вообще сборные команды на Олимпиадах победами не часто радуют. За всю историю России таких случаев было всего четыре в игровых видах спорта. Мы уже привыкли к выступлениям нашей футбольной сборной, футбольных команд, вокруг которых много ажиотажа. После их поражений ты ходишь с чувством, будто на тебя ведро воды вылили… Слышал, как Владислав Александрович Третьяк после финала говорил, что, когда немцы забросили третью шайбу, у него появилось чувство звенящего опустошения. Я еще перед игрой представил себе, что будет, если мы проиграем… К слову, на трибунах было так много россиян, что можно было подумать, что мы на матче чемпионата КХЛ. Мы были как у себя дома. Да, было несколько американцев, немцы кучкой с пивом сидели, но именно к ним относились, как к экзотике какой-то. Было ощущение, что хозяева ледового дворца — именно россияне. У нас были билеты на самые верхние ряды. Но мы сумели пробраться через ряды корейских контролеров поближе к площадке. С собой принес флаг с надписью «Саратов», который саратовская делегация возила на Олимпиаду в Сочи, где на нем расписались многие спортсмены. В этот раз все олимпийцы, которые были в группе поддержки, тоже оставили на нем свои автографы. Над нами, к слову, сидела девушка с флагом с надписью «Омск». Она оооочень активно болела весь матч и давала нашим хоккеистам, скажем так, крайне практические советы по игре. Сидела еще рядом семья корейцев в российской форме, из которых один даже знал русский язык. Я так понял, что Корее Россия очень близка.

— Каким было закрытие?

— Закрытие проходило в горном кластере, до которого мы после окончания хоккейного матча добирались еще два часа. Говорили, что на открытии наша группа катастрофически замерзла, а на закрытии погода была очень хорошей. Но, конечно, такое количество впечатлений за один день человеку сложно воспринять. Когда мы ехали на закрытие, у нас в голове все еще крутился хоккей. Было ощущение опьянения и счастья. Владислав Александрович Третьяк позже в аэропорту хорошо подметил: «Ну, выиграли бы мы у немцев 6:0 – кто бы это запомнил? А этот матч войдет в историю». Да, с профессиональной точки зрения можно долго обсуждать этот матч, рвать на себе волосы и прочее. Но по-спортивному это было круто! Немцев тоже надо отметить, они – герои. Они здорово оборонялись, дважды сравнивали и вышли вперед. Но олимпийская сказка в том и заключается, что у каждого она своя. Кто-то проходит ее до конца, а кто-то – нет. Мне очень понравились немецкие болельщики. Они болели очень организованно и, я бы сказал, профессионально. И, конечно, они были очень расстроены после поражения.

— Какое впечатление в Пхенчхане было самым ярким?

— Я не могу что-то одно выделить. Олимпийские игры – это одно большое впечатление. У каждых Игр своя атмосфера, равно как и у любого крупного спортивного мероприятия. Эта атмосфера и есть главное впечатление от Олимпиады, от любого спортивного события, даже от Дня зимних видов спорта. Когда ты забываешь эти впечатления и смотришь фотографии, то к тебе приходит ощущение того времени: как это было, какие эмоции ты получал. И они каждый раз особенные. Поэтому я воспринимаю Игры как одно целое, не выделяю то, что мне понравилось, а что – нет. В плане организации, безусловно, все Олимпиады похожи: это кластер спортивных соревнований, их продажа и прочее. Ну а так, конечно, эти Игры были другими.

— Сейчас говорится очень много громких слов о том, что Олимпийские игры изжили себя и превратились в бизнес. Вы согласны с этим?

— Мне понравилось, как один политолог в возрасте лет 60-ти на недавнем ток-шоу сказал: «Я могу сказать, что через 30 лет Олимпийских игр не будет, они изживут себя. И кто меня за это осудит и проверит?». Я не хочу об этом думать. И не надо, наверное. Я считаю, что другой альтернативы Олимпиаде – празднику спорта, на который приезжают люди со всего земного шара, чтобы по правилам посоревноваться во многих, в том числе и древних, видах состязаний – сейчас нет. Да, Игры сейчас политизированы и коммерциализированны, но они будут жить. Сила заключается в основной идее Олимпиады, поэтому, уверен, олимпийское движение будет успешно развиваться и дальше.

Поделиться: